Сказка

 

Жила была курочка, 

Далеко не дурочка.

             Высидела сто цыплят.

             Отдала их в детский сад.

 

Воспитатель в детсаду –

Старый важный какаду.

            Что орел, что бегемот –

             Он на всех всегда орет.

 

В детсаду среди двора

Лужа грязная была.

             Бегемотик проходил

                В луже брюшко замочил.

 

И гусенок поскользнулся

В луже грязной окунулся.

               Воспиталь же орет –

                Поплескаться не дает.

 

А орленок, вот проказа,

Взмылся в небо без приказа.

                      Дети кур исподтишка

                       Разорвали червячка.

 

Обезьяньи дети тоже

Не на что уж не  похожи:

         Пока с мамой разобрался

         Сын  на голову взобрался.

 

А змеиное отродье?

Вроде тихое в природе,

             Лишь глаза чуть опустил –

             Он цыпленка придушил.

 

Медвежонок не хотел,

Но на лягушонка сел.

            Жирафенок без стыда

            Обрывает провода.

 

И лисята все хитрят,

Волки воют, псы грустят,

    Белки что-то в дуплах прячут,

     А козлята весь день скачут.

 

Бедный важный какаду:

«Я от вас с ума сойду!»

          Но детишки все резвятся.

        Слушать птицу не стремятся.

Вспомним сказку

 

 

 

            КОЛОБОК

Жили-были старик со старухой, и говорит старик старухе:

              -  Поди-ка, старуха, по коробу поскреби, по сусеку помети, не наскребѐшь ли муки на колобок.

Взяла старуха крылышко, по коробу поскребла, по сусеку помела и наскребла  муки горсти две.

Замесила муку на сметане, состряпала колобок, изжарила в масле и на окошко студить положила.

Колобок полежал, полежал, взял да и покатился — с окна на лавку, с лавки на пол, по полу к двери, прыг через порог да в сени, из сеней на крыльцо, с крыльца на двор, со двора за ворота, дальше и дальше.

Катится колобок по дороге, навстречу ему заяц:

— Колобок, колобок, я тебя съем!

— Не ешь меня, заяц, я тебе песенку спою:

Я колобок, колобок,

Я по коробу скребѐн.

По сусеку метѐн,

На сметане мешен

Дат в масле пряжѐн.

На окошке стужен.

Я от дедушки ушѐл,

Я от бабушки ушѐл,

От тебя, зайца, подавно уйду!

И покатился по дороге – только заяц его и видел!

Катится колобок, навстречу ему волк:

Колобок, колобок, я тебя съем!

Не ешь меня, серый волк, я тебе песенку спою:

Я колобок, колобок,

Я по коробу скребѐн,

По сусеку метѐн,

На сметане мешен

Да в масле пряжен,

На окошке стужен.

Я от дедушки ушѐл,

Я от бабушки ушѐл,

Я от зайца ушѐл,

От тебя, волк и подавно уйду.

И покатился по дороге — только волк его и видел!

Катится колобок, навстречу ему медведь:

— Колобок, колобок, я тебя съем!

— Где тебе, косолапому, съесть меня!

Я колобок, колобок,

Я по коробу скребѐн,

По сусеку метѐн,

На сметане мешен

Да в масле пряжѐн.

На окошке стужен.

Я от дедушки ушѐл,

Я от бабушки ушѐл,

Я от зайца ушѐл,

Я от волка ушѐл,

От тебя, медведя, подавно уйду!

И опять покатился — только медведь его и видел!

Катится колобок, навстречу ему лиса:

Колобок, колобок, куда катишься?

Качусь по дорожке.

Колобок, колобок, спой мне песенку! Колобок и запел:

Я колобок, колобок,

Я по коробу скребѐн,

По сусеку метѐн,

На сметане мешен

Да в масле пряжен,

На окошке стужен.

Я от дедушки ушѐл,

Я от бабушки ушѐл,

Я от зайца ушѐл,

Я от волка ушел,

Я от медведя ушѐл,

От тебя, лисы, нехитро уйти!

А лиса говорит:

—Ах, песенка хороша, да слышу я плохо. Колобок, колобок, сядь ко мне на носок, да спой ещѐ раз, погромче.

Колобок вскочил лисе на нос и запел погромче ту же песенку. А лиса опять ему:

— Колобок, колобок, сядь ко мне на язычок , да пропой в последний разок.

Колобок прыг лисе на язык, а лиса его — гам! — и съела

КОТ, ПЕТУХ И ЛИСА

                    В лесу, в маленькой избушке, жили-были кот да петух. Кот рано утром вставал, на охоту ходил, а Петя-петушок оставался дом стеречь. Уйдѐт кот на охоту, а петушок всѐ в избушке приберѐт, пол чисто подметѐт, вскочит на жѐрдочку, песни поѐт и кота ждѐт.

                   Бежала как-то лиса. услыхала, как петух песни поѐт, захотелось ей петушиного мяса попробовать. Вот она села на окошко да и запела:

Петушок, петушок,

Золотой гребешок

Выгляни в окошко,

Дам тебе горошку.

               Петушок выглянул, а она его цап-царап — схватила и понесла. Петушок напугался, закричал:

— Несѐт меня лиса за тѐмные леса, за высокие горы. Котик-братик, выручи меня!

               Кот недалеко был, услыхал, помчался за лисой что было силы, отнял петушка и принѐс его домой.

На другой день собирается кот на охоту и говорит петушку:

— Смотри, Петя, не выглядывай в окошко, не слушай лису, а то она тебя унесѐт, съест и косточек не оставит.

Ушѐл кот, а Петя-петушок в избушке всѐ прибрал, пол чисто подмѐл, вскочил на жѐрдочку — сидит, песни поѐт, кота ждѐт.

А лиса уж тут как тут. Опять уселась под окошком и запела:

Петушок, петушок,

Золотой гребешок,

Выгляни в окошко,

Дам тебе горошку.

Петушок слушает и не выглядывает. Лиса бросила в окошко горсть гороху. Петушок горох склевал, а в окно не выглядывает. Лиса и говорит:

— Что это, Петя, такой ты гордый стал? Смотри, сколько у меня гороху, куда же мне его девать?

Петя и выглянул, а лиса его цап-царап— схватила и понесла. Петушок напугался, закричал:

— Несѐт меня лиса за тѐмные леса, за высокие горы. Котик-братик, выручи меня!

Кот хоть далеко был, а услыхал петушка. Погнался за лисой что было духу, догнал ее, отнял петушка и принѐс его домой. л

На третий день собирается кот на охоту и говорит:

— Смотри, Петя, я сегодня далеко на охоту пойду, и кричать будешь — не услышу. Не слушай лису, не выглядывай в окошко, а то она тебя съест и косточек твоих не оставит.

Ушѐл кот на охоту, а Петушок — всѐ в избушке прибрал, пол чисто подмѐл, на жѐрдочку вскочил и сидит песни поѐт, кота ждѐт.

А лиса опять тут как тут. Сидит под окошком, песенку поѐт.

А Петя-петушок не выглядывает. Лиса и говорит:

— Ах, Петя-петушок, что сказать тебе хочу. За тем и торопилась. Бежала я по дороге и видела: мужики ехали, пшено везли; один мешок худой был, всѐ пшено по дороге рассыпано, а подбирать некому. Из окна видать, вот погляди.

Петушок поверил, выглянул, а она его цап-царап — схватила и понесла - Как петушок ни плакал, как ни кричал — не слыхал его кот, и унесла лиса петушка к себе домой.

Приходит кот домой, а петушка-то и нет. Погоревал, погоревал кот да делать нечего. Надо идти выручать товарища, наверное, его лиса утащила.

Пошѐл кот вначале на базар, купил там себе сапоги, синий кафтан, шляпу с пером да музыку — гусли. Настоящий музыкант стал.

Идѐт кот по лесу, играет в гусельки и поѐт:

Стрень, брень, гусельки,

Золотые струнушки,

Стрень, брень, гусельки,

Золотые струнушки.

Звери в лесу дивятся — откуда у нас такой музыкант появился. А кот ходит поѐт, а сам все лисий дом высматривает. И увидел он избушку, заглянул в окошко, а там лиса печку топит. Вот котя-коток встал на крылечко, ударил в струнушки и запел:

Стрень, брень, гусельки,

Золотые струнушки,

Дома ли лиса?

Выходи, лиса!

Лиса слышит, кто-то ее зовѐт, а пойти посмотреть некогда — блины печѐт. Посылает она свою дочку Чучелку.

— Ступай, Чучелка, посмотри, кто меня там зовѐт.

Чучелка вышла, а котя-коток еѐ стук в лобок, да за спину в коробок. А сам опять играет и поет:

Стрень, брень, гусельки,

Золотые струнушки.

Дома ли лиса?

Выходи, лиса!

Слышит лиса, кто-то еѐ вызывает, а отойти от печки не может – блины сгорят. Посылает другую дочку—Подчучелку .

— Ступай, Подчучелка, посмотри, кто меня там зовѐт.

Подчучелка вышла, а котя-коток еѐ стук в лобок да за спину в коробок, а сам опять поѐт:

Стрень, брень, гусельки,

Золотые струнушки,

Дома ли лиса?

Выходи, лиса!

Самой лисе нельзя от печи уйти и послать некого — один петушок остался. Собиралась она его щипать да жарить, и говорит лиса петушку:

— Ступай, Петя, погляди, кто меня там зовѐт, да скорей назад возвращайся!

Петя-петушок выскочил на крыльцо, а кот бросил коробок, схватил петушка да и понѐсся домой что было мочи.

С тех пор опять кот да петух живут вместе, а лиса уж больше к ним не показывается.

 

ТЕРЕМОК

                  Стоял в поле теремок. Шла мышка-норушка, вошла в теремок и живѐт в нѐм.

                  Скачет мимо лягушка-квакушка, увидала теремок и стучится.

Я — мышка-норушка. А ты кто?

А я лягушка-квакушка.

Иди ко мне жить!

Идет зайчик-побегайчик. Увидел теремок и стучится.

Я — мышка-норушка.

Я — лягушка-квакушка. А ты кто?

А я зайчик- побегайчик.

Иди к нам жить!

Бежит мимо лиса — стук-постук.

Я — мышка-норушка.

Я — лягушка-квакушка,

Я — зайчик-побегайчик. А ты кто?

А я лисичка-сестричка.

Иди к нам жить!

Идѐт волк и стучит в теремок.

Я — мышка-норушка.

Я — лягушка-квакушка.

Я — зайчик-побегайчик.

Я — лисичка-сестричка. А ты кто?

А я волчище — серый хвостище!

Иди к нам жить!

Вот они в тереме живут, песни поют. Вдруг идѐт медведь косолапый да как заревѐт во всю мочь:

Кто, кто в терему? Кто, кто в высоком?

Я — мышка-норушка.

Я — лягушка-квакушка.

Я — зайчик-побегайчик.

Я — лисичка-сестричка.

— Я — волчище — серый хвостище Все из терема:

— А ты кто?

А я медведь косолапый!

Ну, полезай к нам!

- Медведь и полез в теремок. Лез, лез, а влезть не может.

Вот он и говорит:

Я лучше у вас на крыше поживу!

Да ты нас раздавишь!

Нет, не раздавлю!

Ну, полезай на крышу.

Сел медведь на крышу — и раздавил теремок. Насилу

успели из него, все выскочить.

ГУСИ-ЛЕБЕДИ

Жили-были муж да жена. Были у них дочка Машенька да сын Ванюшка. Вот раз собрались отец с матерью в город и говорят Маше:

— Ну, дочка, будь умница: никуда не уходи, береги братца. А мы вам с базара гостинцев привезѐм.

Вот отец с матерью уехали, а Маша посадила братца на травку под окном и побежала на улицу, к подружкам.

Вдруг, откуда ни возьмись, налетели гуси-лебеди, подхватили Ванюшку, посадили на крылья и унесли.

Вернулась Маша, глядь — братца нету! Ахнула она, кинулась туда, сюда — нигде Ванюшки не видно. Кликала она, кликала — братец не откликается. Стала Маша плакать, да слезами горю не поможешь. Сама виновата, сама и найти братца должна.

Выбежала Маша в чистое поле, глянула по сторонам. Видит — метнулись вдалеке гуси-лебеди и пропали за тѐмным лесом.

Догадалась Маша, что это они унесли братца, и бросилась догонять их.

Бежала, бежала, видит — стоит в поле печка. Подбежала Маша к ней:

Печка, печка, скажи, куда гуси-лебеди полетели?

Подбрось в меня дровец, — говорит печка, — тогда скажу.

Маша скорее дровец нарубила, в печку подбросила. Печка сказала, в какую сторону бежать. Побежала Маша дальше.

Видит — стоит яблоня, вся румяными яблочками увешана, ветки до самой земли склонились Маша к ней:

Яблоня, яблоня, скажи, куда гуси- лебеди полетели?

Стряси мои яблочки, а то все веточки согнулись — стоять тяжело!

Стрясла Маша яблочки, яблоня веточки подняла, листочки расправила, Маше дорогу показала.

Бежит Маша дальше и видит: течѐт молочная речка — кисельные берега. Маша к ней:

Молочная речка — кисельные берега, куда гуси-лебеди полетели?

Упал в меня камень, — отвечает речка — мешает молоку дальше течь. Сдвинь его в сторону — тогда скажу, куда гуси лебеди полетели.

Сломала Маша большую ветку, сдвинула камень. Зажурчала речка, сказала Маше, куда ей бежать, где гусей-лебедей искать.

Бежала, бежала Маша и прибежала к дремучему лесу. Встала на опушке, и не знает, куда теперь идти, что делать. Смотрит — сидит под пеньком ѐж.

— Ежик, ѐжик, — спрашивает Маша, — не видал ли ты, куда гуси-лебеди полетели? Ежик говорит:

— Куда я покачусь, туда и ты иди! Свернулся он клубочком и покатился между ѐлками, между берѐзками. Катился, катился и прикатился к избушке на курьих ножках. Смотрит Маша — сидит в той избушке Баба Яга, пряжу прядѐт. А Ванюшка возле крылечка золотыми яб-лочками играет.

Подкралась Маша тихонько к избушке, схватила братца и побежала домой.

Немного спустя глянула Баба Яга в окно: нету мальчика! Кликнула она гусей-лебедей:

— Скорей, гуси-лебеди, летите в погоню!

Взвились гуси-лебеди, закричали, полетели.

А Маша бежит, несѐт братца, ног под собой не чует.

Глянула назад — увидела гусей-лебедей... Что делать? Побежала она к молочной речке — кисельным берегам. А гуси-лебеди кричат, крыльями хлопают, нагоняют еѐ...

— Речка, речка, — просит Маша, — спрячь нас!

Речка посадила еѐ с братцем под крутой бережок, от гусей-лебедей спрятала.

Гуси-лебеди Машу не увидали, мимо пролетели.

Вышла Маша из-под крутого бережка, поблагодарила речку и опять побежала.

А гуси-лебеди увидали еѐ — воротились, летят навстречу. Подбежала Маша к яблоне:

— Яблонька, яблонька, спрячь меня!

Яблонька заслонила еѐ веточками, прикрыла листочками. Гуси-лебеди покружились, покружились, не нашли Машу и Ва-нюшку и пролетели мимо.

Вышла Маша из-под яблони, поблагодарила еѐ и опять пyстилась бежать.

Бежит она, несѐт братца, уж недалеко и до дома... Да на беду гуси-лебеди снова увидали еѐ — и ну за ней! Гогочут, налетают, крыльями над самой головой машут — того и гляди, Ванюшку из рук вырвут... Хорошо, что печка рядом. Маша к ней:

— Печка, печка, спрячь меня!

Печка еѐ спрятала, заслонкой закрыла.

Гуси-лебеди к печке подлетели, давай заслонку открывать, да не тут-то было. Сунулись они в трубу, да в печку не попали, только крылья сажей вымазали. Покружились они, покружились, покричали, покричали, да так ни с чем и верну-лись к Бабе Яге...

А Маша с братцем вылезла из печки и пустилась домой во весь дух.

Прибежала Маша домой, умыла братца, причесала, посадила на лавочку, сама рядом с ним села.

Тут скоро и отец с матерью вернулись из города, гостинцы привезли.

ЗАЮШКИНА ИЗБУШКА

Жили-были лиса да заяц. У лисы избушка ледяная, а у зайца — лубяная. Вот лиса и дразнит зайца:

— У меня избушка светлая, а у тебя тѐмная! У меня светлая, а у тебя тѐмная!

Пришло лето, у лисы избушка растаяла. Лиса и просится к зайцу:

Пусти меня, заюшка, хоть на дворик к себе!

Нет, лиска, не пущу: зачем дразнилась ?

Стала лиса пуще упрашивать. Заяц и пустил еѐ к себе на двор.

На другой день лиса опять просится:

— Пусти меня, заюшка, на крылечко.

Нет, не пущу: зачем дразнилась?

Упрашивала, упрашивала лиса. Согласился заяц и пустил лису на крылечко.

На третий день лиса опять просит:

Пусти меня, заюшка, в избушку.

Нет, не пущу: зачем дразнилась?

Просилась, просилась, заяц пуст ил еѐ в избушку. Сидит лиса, на лавке, а зайчик — на печи

На четвѐртый день опять лиса просит:

— Заинька, заинька, пусти меня на печку к себе!

— Нет, не пущу: зачем дразнилась? Просила, просила лиса да и выпросила — пустил еѐ заяц и на печку.

Прошѐл день, другой — стала лиса зайца из избушки гнать:

—Ступай вон, косой! Не хочу с тобой жить!

Так и выгнала.

Сидит заяц и плачет, горюет, лапками слѐзы обтирает. Бегут мимо собаки:

Тяф-тяф-тяф! О чѐм, заинька, плачешь?

Как мне не плакать? Была у меня избушка лубяная, а у лисы — ледяная. Пришла весна, избушка у лисы растаяла. Попросилась лиса ко мне да меня же и выгнала.

Не плачь, зайчик, — говорят собаки. — Мы еѐ выгоним.

Нет, не выгоните!

— Нет, выгоним! Подошли к избушке:

- Тяф-тяф-тяф! Поди, лиса, вон!

— Как выскочу, Как выпрыгну — пойдут клочки по заулочкам!

Испугались собаки и убежали. Опять сидит зайчик и плачет. Идѐт мимо волк:

О чѐм, заинька, плачешь?

Как же мне, серый волк, не плакать?

Была у меня избушка лубяная, а у лисы — ледяная. Пришла весна, избушка у лисы растаяла, Попросилась лиса ко мне, да меня же и выгнала.

— Не плачь, зайчик, — говорит волк,— Я еѐ выгоню.

Пришѐл волк к избе и завыл страшным голосом:

— Уыыы.... уыыы... Ступай, лиса, вон! А она с печи:

Как выскочу,

Как выпрыгну

Пойдут клочки

По закоулочкам.

Испугался волк и убежал.

Вот заяц опять сидит и плачет. Идѐт старый медведь:

О чем ты, заинька, плачешь?

Как же мне, медведушко, не плакать? Была у меня избушка лубяная, а у лисы — ледяная. Пришла весна, избушка у лисы растаяла. Попросилась лиса ко мне да меня же и выгнала.

Не плачь, зайчик, — говорит медведь, — я еѐ выгоню.

Нет, не выгонишь. Собаки гнали, гнали — не выгнали, серый волк гнал, гнал— не выгнал. И ты не выгонишь.

Нет, выгоню.

Пошѐл медведь к избушке и зарычал:

— Рррр… ррр. Ступай, лиса, вон!

А она с печи:

Как выскочу,

Как выпрыгну —

Пойдут клочки

По заулочкам! -

Испугался медведь и ушѐл.

Опять сидит заяц и плачет. Идѐт петух несет косу.

Ку-ка-реку! Заинька, о чѐм ты плачешь?

Как же мне, Петенька, не плакать?

Была у меня избушка лубяная, а у лисы — ледяная.

Пришла весна, избушка у лисы растаяла. Попросилась лиса ко мне, да меня же и выгнала.

— Не горюй, заинька, я тебе лису выгоню.

— Нет, не выгонишь. Собаки гнали – не выгнали, серый волк гнал, гнал— не выгнал, старый медведь гнал, не —

не выгнал. А ты и подавно не выгонишь.

— Нет, выгоню. Пошѐл петух к избушке:

Ку-ка-ре-ку!

Иду на ногах,

В красных сапогах,

Несу косу на плечах:

Хочу лису посечи.

Пошла, лиса, с печи

Услыхала лиса, испугалась и говорит:

— Одеваюсь...

Петух опять:

Ку-ка-реку! Иду на ногах,

В красных сапогах,

Нecy косу на плечах:

Хочу лису псечи.

Пошла, лиса с печи!

А лиса говорит:

— Шубу надеваю...

Петух в третий раз:

Ку-ка-реку!

Иду на ногах,

В красных сапогах,

Несу косу на плечах:

Хочу лису посечи.

Пошла, лиса, с печи!

Испугалась лиса, соскочила с печи — да бежать. А заюшка с петухом стали жить да поживать.